"ЛЮДИ И ВОЙНА" - "PEOPLE AND WAR"

САЙТ ПОИСКА СВЕДЕНИЙ О ВОИНАХ, ПОГИБШИХ И ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ В ВОВ, А ТАКЖЕ ИХ РОДСТВЕННИКОВ...
Текущее время: Сб ноя 17, 2018 3:51 03
Добро пожаловать на наш форум. Регистрируйтесь на нем и пишите свои заявки в темах. Указывайте в заголовке темы Ф.И.О. в именительном падеже… Если Вы зарегистрировались на форуме, но в течение суток не произошла активация Вашего аккаунта, то пишите администратору на tashpoisk@mail.ru. В связи с наплывом спамеров на форуме включена ручная активация аккаунтов (спамеров просим не беспокоить, их аккаунты будут удалены).

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Ср окт 27, 2010 12:51 12 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сб сен 19, 2009 22:16 22
Сообщения: 15150
Откуда: Ташкент, Узбекистан
Александр Борисович Журбин
Alexander Zhurbin

( .... [Ташкент]) США (Usa)
http://www.peoples.ru/art/music/compose ... view4.html

Александр Журбин – композитор, ставший классиком при жизни. Он человек интернациональный, с начала девяностых живет на два континента – сегодня он в России, а завтра уже в Америке. Однако в последнее время его все чаще можно застать в Москве. Все-таки он русский композитор. Мы встретились с Александром Борисовичем в ресторане «SQUARE» отеля HELIOPARK Empire. За чашкой кофе мы побеседовали с ним о классической музыке, о жизни в Америке и об извечной проблеме отцов и детей.

Статья: Американцы больше не слушают классическую музыку

Фото: Игорь Варнавский

С нашей встречи Александр Журбин ушел не с пустыми руками. Поприветствовать почетного гостя вышла Светлана - директор отеля HELIOPARK Empire. Она презентовала композитору бронзовую кошку (символ отеля) и карту VIP-гостя с десятипроцентной скидкой.

- Я продолжаю писать классическую музыку, но понимаю, что она интересует крайне узкий круг людей

- Александр Борисович, вас уже можно назвать современным классиком. Популярна ли сегодня, на ваш взгляд, классическая музыка?

- На этот вопрос, я думаю, нет однозначного ответа. Я за этой ситуацией слежу и могу сказать, что, с одной стороны, классическая музыка переживает тяжелый упадок. Например, продажа дисков резко упала, т.е. классические диски практически не продаются. В Америке даже закрылся крупнейший магазин, торговавший классической музыкой. Это была целая сеть магазинов, распространенная в каждом американском городе. Так вот, эта компания объявила о банкротстве. Сами подумайте, чтобы большому оркестру записать симфонию Бетховена, требуется очень много вложений. Это очень дорого стоит: около полумиллиона долларов. Сколько, вы думаете, продается этих дисков по всему миру? Примерно 500 штук всего. Если даже диск стоит 20 долларов, а запись полмиллиона, то это всего 10 тысяч долларов. Это ужасно. Но есть и более оптимистичная сторона – народ все-таки ходит в концертные залы. Я наблюдаю эту картину не только в России, но и в Америке, в Австрии, в Англии. Если интересная программа, если хорошо продумана концепция программы, то люди ходят. Так что, я думаю, что классическая музыка никуда не денется и не исчезнет. Ведь классической музыке не так много лет, всего, наверное, лет 200. Но эти годы дали миру самые высокие музыкальные шедевры. Я думаю, они будут существовать всегда. Лично я классическую музыку очень люблю и не могу без нее жить.

- А чем современная симфоническая музыка отличается от традиционной классической?

- Сейчас очень мало гигантских композиторов. Был Альфред Шнитке, но он уже десять лет как умер. Софья Губайдуллина, например, - она великий композитор, но таких осталось очень мало. А нового поколения и ярких имен просто нет. Музыка, конечно, пишется. В России есть Союз композиторов, где 500 членов, и все они пишут симфонии, концерты, сонаты, но эта музыка только для крайне узкого круга людей. Мне очень обидно это говорить, но это так. Я сам продолжаю писать такую музыку, но я отдаю себе отчет в том, что интересует она крайне узкий круг людей, поэтому, в основном, я пишу ее для себя. Я считаю, что это мой моральный долг время от времени писать или концерт, или сонату, или симфонию.

- А какая музыка интересует широкие массы людей?

- Сейчас идет очень интересный процесс. Например, в Нью-Йорке очень популярны музыканты, которые играют этномузыку, музыку каких-то трансильванских цыган. Безумно интересная музыка. Это так здорово! Так эмоционально! Вот этим сейчас увлекается народ. Ну и, конечно, попса, которая существует во всем мире, не только в России. Среди нее есть и хорошая музыка, но очень мало. В основном, это такая стандартизованная жвачка. Мне это совсем не нравится. Но существует очень много любителей, и эта музыка как раз продается.

Я хочу, чтобы в моей музыке всегда была культура
- Вы пишете музыку для кино. Например, саундтрек к фильму «Московская сага» стал очень популярен. Как вам удается улавливать современные тенденции?

- Я меньше всего думаю о том, чтобы угадить публике. Я стараюсь написать хорошо то, что мне кажется хорошим. Иногда это совпадает с тем, что нравится людям. Например, песня «Тучи в голубом», которую поет Кристина Орбакайте. Она как раз была написана для фильма «Московская сага». Когда я ее писал, я меньше всего думал о том, что она может стать популярной. Это была такая служебная песня. Я должен был написать песню в духе военных времен, чтобы она соответствовала эпохе, соответствовала фильму, где Кристина Орбакайте была одета во фронтовую певицу. Это была такая стилизация. Я песню написал и забыл. И вдруг… Кристина поет ее в одном месте, в другом - и народ начинает петь вместе с ней, подхватывает. И теперь, где бы я ни выступал, везде меня просят: «Давай, «Тучи в голубом»!» Песня стала буквально народной. Мне стыдно признаться, но я горжусь этим. А вообще, композитор должен слушать себя. Хотя, с другой стороны, он должен слушать и мир, знать, что в нем происходит. Я никогда не закрываюсь от мира. Иногда я часами сижу у телевизора, слушаю какие-то диски. Мне интересно, что происходит в мире и куда он движется. В то же время я стараюсь быть верным самому себе и принципам, которые во мне заложены. Все-таки я композитор традиционный, я окончил консерваторию, я учился оркестровке, полифонии, анализу форм, гармонии и прочим музыкальным наукам. Я хочу, чтобы в моей музыке всегда была культура.

- После ошеломительного успеха песни «Тучи в голубом» стали ли вам поступать предложения о сотрудничестве от наших эстрадных звезд?

- У меня есть несколько певцов и певиц, с которыми я работаю. Сейчас у меня сформировалась группа довольно молодых исполнителей. То, что я работаю с Тамарой Гвердцители, с Ларисой Долиной, с Ириной Понаровской - это понятно, это мое поколение, те, с кем я вырос. А сейчас у меня появились более молодые исполнители. Сейчас у меня были концерты в Израиле и со мной ездили две довольно юные исполнительницы. Это Катя Гусева – замечательная артистка, а теперь еще и фигуристка, и вторая – Анна Большова, певица и тоже фигуристка. Они очень хорошо поют, и мне кажется, что им нравятся мои песни. Мы записали с ними несколько песен, и у нас, можно сказать, любовь.

Основным своим городом я считаю Москву
- Вы родились в Ташкенте. Бываете ли вы на родине сейчас?


- К сожалению, нет. Я очень страдаю из-за этого. Просто нет повода. У меня там никого нет, ни родных, ни друзей. Сейчас Узбекистан – это другое государство. Не то чтобы у меня были какие-то проблемы с визами, нет. Я бы мог, конечно, сесть на самолет и полететь, но куда? К кому? Непонятно. Несколько раз мне встречались люди из Узбекистана, которые предлагали мне организовать поездку туда. Только пока ни у кого это не получилось. Я бы с удовольствием приехал в Узбекистан и дал там несколько концертов. Я провел там первую часть своей жизни: учился в школе, начинал учиться в консерватории, служил в армии. Естественно, я испытываю сильную ностальгию и любовь к городу Ташкент. Хотя я знаю, что сейчас этот город очень сильно изменился.

- Вы родились в Ташкенте, жили в Петербурге, в Москве, потом в Нью-Йорке. Где же ваш дом?

- Действительно, родился я в Ташкенте, но с этим городом меня ничего не связывает. Я же оказался там случайно. Была война, и мои родители оказались в эвакуации в Ташкенте. Я довольно долго жил в Петербурге, потом долго жил в Москве и долго жил в Нью-Йорке. Все эти города мне дороги, и, говоря высокопарно, в каждом из них я оставил частичку своего сердца. Но все-таки основным своим городом я считаю Москву. На сегодняшний день я именно здесь провожу большую часть времени, в своей штаб-квартире. И все, кто хочет меня найти, знают, что найти меня можно в Москве. Хотя есть и нью-йоркская часть моей жизни. Там у меня квартира и дача, где живет наш сын. Многое меня связывает с Нью-Йорком, я обязательно бываю там каждый год: иногда по месяцу, иногда по два. В этом городе у меня есть и какие-то проекты, и дела. Сейчас я пишу музыку к одному американскому фильму. А еще во мне есть тайная любовь к городу Петербургу, в котором я провел 7-8 лет своей жизни, но навсегда полюбил его. Всегда, когда я туда приезжаю, я испытываю колоссальный душевный подъем.


11 сентября меня спасло провидение
- Прожив долгое время в Америке, вы можете назвать основное отличие русских от американцев?

- Интересный вопрос. На самом деле, русские и американцы очень разные. Внешне они похожи, но это сходство часто вводит людей в заблуждение, оно обманчиво. Вот вы встречаете американца, он такой же, как мы: улыбчивый, веселый, с ним будет легкое хорошее общение. Однако все это на очень поверхностном и неглубоком уровне. Как только вы копнете глубже, вы убедитесь, что там пропасть. Не то чтобы кто-то лучше, а кто-то хуже. Это совершенно другой тип общения, другой тип человеческой психологии. Они просто по-другому устроены. Круг тем, на которые они готовы разговаривать, совершенно другой, нежели тот, о которых разговаривают русские. Причем, это могут быть люди одной профессии. Если свести русских врачей или русских юристов с американскими коллегами, то выяснится, что мыслят они совершенно по-разному. Американцы во многом прагматичные, очень часто сухие, законопослушные. Они почти все время думают о том, чтобы правильно заплатить налоги, чтобы правильно заполнить какие-то документы и т.д. Русский человек об этом меньше всего думает, он живет довольно беспечно и, в основном, думает о том, как получить максимум удовольствия от жизни.

- Насколько я знаю, 11 сентября 2001 года вы оказались практически в эпицентре трагических событий в Нью-Йорке. Как это получилось?

- Это была ужасная история в моей жизни, которую я никогда не забуду. Последствия того, что со мной произошло тогда 11 сентября, я думаю, будут со мной до последнего дня моей жизни. Это такой психологический шок, избавиться от которого практически невозможно. 11 сентября 2001 года я должен был поехать в свой офис. Обычно я ездил туда к 11 утра. Но в этот день я почему-то решил поехать раньше и выехал в 9 утра. Отправился я туда на метро, потому как в Нью-Йорке гораздо удобней пользоваться именно этим видом транспорта, так как в этом районе Манхеттена нет паркингов. Остановка, на которой я должен был выйти, называется World trade center. То самое место. Мы находились под землей и не сразу поняли, что что-то произошло. Поезд просто остановился, но такое часто бывает. Проходит 15 минут, по радио объявляют: «Не волнуйтесь, все будет хорошо». 15 минут, 20, 30, час – мы сидим. Тут уже стало понятно, что что-то произошло. И вдруг поезд поехал не вперед, а назад. Я вышел на предыдущей остановке, поднялся в город и увидел рушащиеся здания. В этот момент ударил второй самолет. Я только потом понял, что мы чудом спаслись, потому что несколько поездов, ушедших туда до нашего, просто завалило, и люди погибли. Это было какое-то провидение, которое меня спасло. Когда я вернулся домой, мои жена и сын сидели обнявшись у телевизора. Они были уже уверены, что я погиб. К счастью, меня это миновало. Так что я это пережил, я знаю, что это такое. Не дай Бог еще раз такое пережить.

- Повлияло ли это на то, что вы, можно сказать, вернулись в Россию?

- Пожалуй, да. Не в том смысле, что я как-то испугался. Я понимал, что если это произошло один раз, то вряд ли произойдет второй. Я это воспринял как некий сигнал, как некий знак от Бога, что мне пора оттуда уезжать. Каждый раз, когда я менял свое место жительства, в моей жизни этому предшествовал какой-то знак. Когда я уезжал из Ташкента, перед этим там было ташкентское землетрясение. Когда я жил в Петербурге, у меня случилось такое персональное землетрясение – я развелся со своей первой женой. Это тоже был для меня знак, что мне надо уезжать из Петербурга. А потом такая история в Нью-Йорке. Но я больше уже не хочу. Я умоляю Бога, чтобы больше таких сигналов не было. Я хочу жить в Москве столько, сколько мне отпущено до конца.

Когда я появился в дверях, Ира сразу поняла, что я - ее будущий муж и что у нас будет сын
- Ваша жена – Ирина Гинзбург - поэтесса и писательница. Расскажите, как вы с ней познакомились?

- В двух словах, это было так. Я жил тогда в Петербурге, был женат, у меня уже был сын. Правда, жили мы уже тогда не очень хорошо и были на грани развода. Я приехал в Москву, и совершенно случайно мне попалась в руки книжка «Современные немецкие баллады» в переводе Льва Гинзбурга. Мне очень она понравилась, и я решил написать музыку на эти стихи. Музыка получилась довольно удачная и многим понравилась. Издательство предложило мне издать эти романсы на русском и немецком языках. Я согласился с этой идеей и разыскал Льва Гинзбурга. Он пригласил меня к себе домой. Дверь открыла молодая, красивая девушка. Ире было тогда 24 года. Я прошел в кабинет ее отца, где мы долго с ним беседовали. Когда я вышел, его дочка предложила мне попить чая. Мы пошли на кухню, и там все было очень «бонтонно» и вежливо. Потом уже Ира мне сказала, что буквально в ту секунду, когда я появился в дверях, она сразу поняла, что я ее будущий муж и что у нас будет сын. Я ей верю, у нее есть такие колдовские свойства. Потом мы с ней познакомились поближе. Она показала мне свои стихи. Мы с ней стали перезваниваться чисто по профессиональной линии. А потом, через несколько месяцев, моя опера «Орфей и Эвридика» приехала на гастроли в Москву. И я пригласил туда Иру. У нас стал развиваться роман, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Она была замужем на тот момент. Она бросила свою семью, я бросил свою, и мы стали жить вместе. В начале следующего года будет 30 лет, как мы женаты.

- Ваш сын Лев пошел по вашим стопам и стал композитором. Гордитесь ли вы его достижениями?

- Да, наш Левочка - очень талантливый мальчик. Для примера скажу, что он только за последние два года сотрудничал с великими музыкантами мирового класса, которые в России, к сожалению, не так сильно известны, но они, поверьте мне, суперзвезды. А буквально в последние месяцы он работал над музыкой к фильму Френсиса Форда Копполы, того самого режиссера, который снял «Крестного отца». И сейчас старик Коппола, ему уже лет 75, и наш Левочка вместе работают. Френсис написал стихи и попросил Левочку написать музыку. Сам Френсис Коппола спел эту песню. У меня есть эта совершенно невероятная, трогательная запись. Я страшно горжусь своим сыном и очень надеюсь на то, что ему удастся сделать то, что мне сделать не удалось, а именно то, что он станет американским композитором. У меня не получилось. Я могу честно сознаться, что я пытался, но было уже поздно. А вот у него, мне кажется, должно все получиться. В каком-то смысле он за меня отомстит.

- Поддерживаете ли вы отношения с сыном от первого брака?

- Нет. С первым браком у меня все очень плохо. Мы расстались с моей первой женой 30 лет назад, к сожалению, очень плохо. Она до сих пор в каждом своем интервью, в каждом своем разговоре говорит, что я издевался над ней и сыном. Она ведет себя, как все глупые женщины. С первым сыном я пытался наладить отношения, но не получилось. Он абсолютно уже чужой человек. Могу сказать на эту тему только следующее: в Америке и во всем цивилизованном мире родителями считаются не те, кто ребенка родил физически, а те, кто его воспитал. Я несу ответственность за сына, которого воспитал. Левочка – мой сын, за которого я радуюсь, кем горжусь и за кого отвечаю. Первого сына я не воспитывал и даже не могу считать его своим сыном.

Благодаря уютной атмосфере и располагающей к душевному разговору обстановке время интервью пролетело незаметно. Александр Журбин признался нам после, что был приятно удивлен таким теплым приемом и сказал, что обязательно вернется в ресторан «SQUARE» с друзьями.

_________________
Изображение Книга Памяти Узбекистана
Помогите проекту!!!
Tashpoisk@mail.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB